12 ступеней к сыроедению

Глава 16: Ступень №9

Я обязательно должен добраться до истинных причин и честно и бесстрашно рассмотреть, почему я ищу утешения и

 

Ниже приводится диалог между студентами на одном из моих классов. Надеюсь, он поможет вам понять, почему вы ищете утешения и удовольствия в вареной еде.

 

Виктория: Я бы хотела, чтобы каждый присутствующий поделился настоящими причинами, почему он или она ищет утешения в еде. Хочу снова повторить, что когда вы говорите искренне, то остальные слушают вас с большим интересом, т.к. мы все имеем общие проблемы. Мы различаемся в том, как нас воспитали, но мы все чувствуем одинаково. Когда мы честны, то это помогает другим набраться храбрости, даже если они еще не готовы поделиться своими проблемами. У них может возникнуть мысль: «Как это он так может говорить? Он удивительно точно описывает то, о чём я боюсь сказать». После того, как мы искренне поделимся своими проблемами, мы чувствуем облегчение и радость.

 

Павел: Еда оказывается у меня во рту еще до того, как я об этом подумаю

 

Шерон: Еда служит мне утешением. У меня восемнадцать братьев и сестер. Когда мне было 10 лет, моя мама умерла от рака. Вот тогда-то я стала использовать еду как утешение.

 

Саймон: Мороженое является моим пристрастием. Оно приносит мне удовольствие, в котором я черпаю самоутверждение, даже если мне не нравится, кто я есть. Эта зависимость помогает мне самоутверждаться.

 

Донна: Я работаю много и тяжело. И в конце продолжительного рабочего дня мне хочется дать себе что-то, чтобы заполнило пустоту.

 

Виктория: Может быть, ты попробуешь что-нибудь другое, что доставит тебе радость, как выращивание цветов или езда верхом? Это тебе даст то, что ты с нетерпением будешь ожидать после тяжелого рабочего дня. Эти тяжелые рабочие дни не исчезнут из твоей жизни вместе с вареной едой.

 

Паула: Меня все время тянет на шоколадный торт, потому что я чувствую себя одиноко и часто боюсь постоять за себя и честно сказать, что мне нужно.

 

Джон: Когда мне нужна энергия, я, вместо отдыха, начинаю есть.

 

Линда: Когда я была маленькой, меня кормила моя бабушка, и я чувствовала ее заботу через еду. Теперь я понимаю, что я могу заботиться о себе другим образом.

 

Майк: Я ем от лени и безделья.

 

Виктория: Почему ты испытываешь лень и безделье?

 

Майк: Я живу один.

 

Виктория: Почему жизнь в одиночестве приводит к безделью? Ты думаешь, что жизнь с партнером принесет тебе здоровье и счастье? Если мы чувствуем одиночество сами с собой, то мы будем одиноки и с партнером. Спасибо, Майк, что ты был искренен. Итак, почему же нас тянет на вареную еду?

 

Саймон: Утешение.

 

Шерон: Когда я росла, мы ели только в определенное время. Очень часто я была голодна, но должна была ждать положенного для обеда часа. Я росла с постоянным страхом, что мне не хватает еды утолить мой голод. И поэтому, чтобы не быть голодной, я много ела.

 

Джули: Я всегда находилась под контролем моих родителей. Еда была единственным в моей жизни, что я сама контролировала. Никто не мог отобрать у меня мою еду.

 

Виктория: В том, что мы сейчас делаем, есть скрытая магия. Если вы четко определите причину, почему вы ищете утешения в вареной еде, эта причина может исчезнуть. Тогда вам будет легче придерживаться сыроедения. Пожалуйста, постарайтесь внимательно рассмотреть и точно определить, почему вы ищете утешения в вареной еде. Постарайтесь это четко сформулировать, и не бойтесь.

 

Джон: Когда вдруг всплывают мои глубоко затаенные эмоции, или когда я чувствую себя беззащитным, чтобы это заглушить, мне нужно съесть что-нибудь сладкое.

 

Виктория: Ты знаешь, что возможно подойти к этим эмоциям без сладкого?

 

Джон: Я хочу это сделать, но каждый раз откладываю на потом.

 

Виктория: Если мы не научимся разбираться в своих эмоциях без помощи вареной еды или сладкого, то мы так в этом и застрянем. Давайте попытаемя найти для себя какие-то альтернативы.

 

Саймон: Да, это правда. Недавно в моей жизни произошла большая неприятность, и я вернулся к вареной еде.

 

Виктория: Что ты пытаешься в себе подавить или утешить? Почему тебя тянет именно на сладкое? Для утешения? От чего? Все ли понимают мой вопрос? Мы честно и бесстрашно ищем причину, почему нам нужно утешение в еде. Разве вы не получаете удовольствие просто от сознания, что вы живы?

 

Донна: Мне скучно и хочется вырваться из этой рутинной жизни.

 

Виктория: Почему твоя жизнь - это рутина? Жизнь прекрасна! Измени свою жизнь, и начни жить! Ты видишь смысл в том, что я говорю?

 

Донна: Да, и иногда у меня это получается. Я хочу понять, почему я даю себе разрешение вернуться обратно в рутину.

 

Виктория: Мы боимся, что без еды мы будем чувствовать себя не комфортно? Откуда эта некомфортность исходит? Чего мы боимся?

 

Линда: Лично для меня это страх опустошения. А ещё я делаю все для других, а не для себя, и потом сержусь.

 

Виктория: Спасибо тебе за то, что ты так точно это определила! Ты не можешь сказать «нет». Тогда ты начинаешь испытывать сожаление и, чтобы себя утешить, ты кушаешь. Очень важно, что ты это увидела, может быть теперь ты не будешь больше этого делать. У нас у всех есть такая проблема в той или иной мере. Очень часто, когда мы впервые слышим о сыроедении, у нас возникает страх, что оно не сможет заполнить ту пустоту, которую мы умеем на время заполнить варёной едой. Мы боимся не сыроедения - оно не кусается. Мы боимся этой пустоты.

 

Майк: Иногда я начинаю есть, когда мне не хочется делать работу.

 

Джули: Я согласна, я тоже ем, чтобы избежать других дел, которые я должна сделать.

 

Виктория: Интересно, что ты употребила слова «должна сделать». Несколько лет назад я приняла решение не делать что-то просто потому, что я «должна». Я решила делать только то, что я «люблю». Мне пришлось научиться с любовью убирать мой дом и с любовью разбирать бумаги. Задумайтесь об этом. Мы можем жить без этого тяжелого чувства, что мы «должны» сделать то или это.

 

Сюзан: Когда я была маленькой, я все свои секреты держала в себе. Я чувствовала безопасность в том, что я была незаметна. Я не хочу выделяться и не хочу, чтобы меня замечали.

 

Виктория: Разве нельзя разобраться с этим чувством безопасности по-другому? Например, высказать кому-то все, что накопилось внутри, и почувствовать себя безопасно.

 

Сюзан: Я уже это пробовала - 10 лет терапии с психологом.

 

Донна: Слишком стыдно.

 

Виктория: Давайте разберемся, что такое стыд. Почему нам стыдно? Потому что мы придаем значение тому, что о нас думают другие. На самом деле важно только то, что мы думаем о самих себе. Всю свою жизнь я стыдилась целой кучи разных вещей, но когда я откровенно в них призналась, я обнаружила, что весь стыд исчез. Все, с кем я говорила, сказали, что тоже через это прошли. В этом нет ничего необычного. Годами я держала все втайне, и моя самооценка была на очень низком уровне. Я всегда старалась казаться лучше, т.к. я считала себя никуда не годной. Но теперь это в прошлом. Поздравляю тебя, Сюзан, за то, что у тебя хватило храбрости сказать это при всех. Вот это смелость!

 

Шэрон: Я была примерно в такой же ситуации. Поэтому я всё никак не могла потерять вес. Я потеряла вес только после того, как перешла на сыроедение. Я себя чувствовала также как и ты. Я избегала быть привлекательной, быть на публике. То, что я прошла сквозь свои страхи, принесло мне неоценимую пользу. Наконец-то я чувствую себя удобно в своем теле, и, вместо того, чтобы убегать от проблем, я смотрю им в лицо. Я обрела свободу.

 

Виктория: Мы тщательно разобрали все мнения и обнаружили, что истинной причиной того, что мы ищем утешения в еде, является желание избежать чего-то. Когда мы ищем наслаждения в вареной еде, мы пытаемся избежать одиночества, безделья, низкой самооценки, гнева, страха и других негативных эмоций. Мы убегаем в то, что доставляет нам наслаждение. Когда мы ясно видим настоящую причину того, почему мы ищем утешения, мы можем начать работать над своими проблемами и их разрешением, вместо того чтобы забивать их едой.

 

<< Предыдущая                                                                  Следующая >>